воскресенье, 28 февраля 2010 г.

Ты, Россия, матушка Россия


"Не будь мужика в России,да еще купца,да захолустного попа,да этих огромных просторов полей,степей,лесов, - то какой бы интерес был жить в России?"

Ансамбль "Казачий круг" - Ты, Россия, матушка Россия

Двери в дивный новый мир.




Изначально этот пост должен был быть посвящён жанру романа-антиутопии, но при близком знакомстве с личностью Олдоса Хаксли, автора как раз одной из таких книг «О дивный новый мир», было решено уделить основное внимание этому феноменальному человеку. Но для начала отрывок из этого шикарного произведения, в котором описано, как развлекаются представители высшей касты, альфа-плюсовики, в Лондоне 632 года Эры Форда, что по нашему летоисчислению приходится на 2540 год.

"Приземляясь в Вестминстере на крыше сорокаэтажного жилого дома, где проживал Генри, они спустились прямиком в столовый зал. Отлично там поужинали в веселой и шумной компании. К кофе подали им сому. Ленайна приняла две полуграммовых таблетки, а Генри -- три. В двадцать минут десятого они направились через улицу в Вестминстерское аббатство -- в новооткрытое там кабаре. Небо почти расчистилось; настала ночь, безлунная и звездная; но этого, в сущности, удручающего факта Ленайна и Генри, к счастью, не заметили. Космическая тьма не видна была за световой рекламой. "КЭЛВИН СТОУПС И ЕГО ШЕСТНАДЦАТЬ СЕКСОФОНИСТОВ", -- зазывно горели гигантские буквы на фасаде обновленного аббатства. "ЛУЧШИЙ В ЛОНДОНЕ ЦВЕТОЗАПАХОВЫЙ ОРГАН. ВСЯ НОВЕЙШАЯ СИНТЕТИЧЕСКАЯ МУЗЫКА".
Они вошли.На них дохнуло теплом и душным ароматом амбры и сандала. На купольном своде аббатства цветовой орган в эту минуту рисовал тропический закат.Шестнадцать сексофонистов исполняли номер, давно всеми любимый: "Обшарьте целый свет -- такой бутыли нет, как милая бутыль моя". На лощеном полу двигались в файв-степе четыреста пар. Ленайна с Генри тут же составили четыреста первую. Как мелодичные коты под луной, взвывали сексофоны, стонали в альтовом и теноровом регистрах, точно в смертной муке любви. Изобилуя обертонами, их вибрирующий хор рос, возносился к кульминации, звучал все громче, громче, и наконец по взмаху руки дирижера грянула финальная сверхчеловеческая, неземная нота, отбросив в небытие шестнадцать дудящих людишек, грянул гром в ля-бемоль мажоре. Затем, почти в бездыханности, почти в темноте, последовало плавное спадание, диминуэндо-медленное, четвертями тона, нисхождение в доминантовый аккорд, нескончаемо и тихо шепчущий поверх биения ритма (в размере 5/4) и наполняющий секунды напряженным ожиданием. И вот томление разрешилось, взорвалось, брызнуло солнечным восходом, и все шестнадцать заголосили:

Бутыль моя, зачем нас разлучили?
Укупорюсь опять в моей бутыли.
Там вечная весна, небес голубизна,
Лазурное блаженство забытья.
Обшарьте целый свет -- такой бутыли нет,
Как милая бутыль моя."

Жизнь других каст, конечно, разительно отличается, но так как все люди на Земле, исключая Дикарей, появились благодаря инкубатору, они однозначно счастливы. С момента появления на свет зародыша учили быть довольным своей участью.

"Холодную штамповку выполняли восемьдесят три чернявых, круглоголовых и почти безносых дельтовика. Полсотни четырехшпиндельных токарно-револьверных автоматов обслуживались полусотней горбоносых рыжих гамм. Персонал литейной составляли сто семь сенегальцев-эпсилонов, с бутыли привычных к жаре. Резьбу нарезали тридцать три желто-русые, длинноголовые,узкобедрые дельтовички, ростом все как одна метр шестьдесят девять сантиметров (с допуском плюс-минус 20 мм). В сборочном цехе два выводка гамма-плюсовиков карликового размера стояли на сборке генераторов. Ползла конвейерная лента с грузом частей; по обе стороны ее тянулись низенькие рабочие столы; и друг против друга стояли сорок семь темноволосых карликов и сорок семь светловолосых. Сорок семь носов крючком -- и сорок семь курносых;сорок семь подбородков, выдающихся вперед, -- и сорок семь срезанных.Проверку собранных генераторов производили восемнадцать схожих как две капли воды курчавых шатенок в зеленой гамма-форме; упаковкой занимались тридцать четыре коротконогих левши из разряда "дельта-минус", а погрузкой в ожидающие
тут же грузовики и фургоны -- шестьдесят три голубоглазых, льнянокудрых и веснушчатых эпсилон-полукретина."

Весь роман является уникальным синтезом многих пластов культуры и науки. Философия вообще прорывается чуть ли ни в каждой строчке. И не удивительно, ведь Олдос Хаксли принадлежал к британской культурный элите, был выходцем из семьи, которая подарила миру ещё и известных педагогов и биологов. Он собирал вокруг себя самых продвинутых людей эпохи, активно изучал мистические религиозные учения и, внимание, участвовал в экспериментах американского психиатра Хамфри Осмонда по исследованию влияния мескалина на человеческое сознание. Термин «психоделика» был впервые употреблён в переписке этого врача с Хаксли. Наблюдения и ощущения от эксперимента он описал в эссе «Двери восприятия» и «Рай и Ад», в частности он утверждал в них, что в трезвом состоянии сознанию мешают несколько фильтров, они-то и не позволяют мыслить абстрактно. Так вот, группа «The Doors» была названа как раз в честь одного из этих культовых произведений.



The Doors - Soul Kitchen
The Doors - The End
The Doors - Peoples are Strange
The Doors - Riders on The Storm
The Doors - Ligth My Fire